Translate

понедельник, 29 марта 2010 г.

Интервью в газете "Молодёжь Эстонии", 18.01.2008


автор: Николай Хрусталёв
Проект, о котором разговор впереди, стартовал еще в 2001 году и назывался «Маленький ребенок в большом дворце». Имелся в виду не какой-то абстрактный дворец, а тот, что в Кадриорге. Проект предполагал помочь ребенку не чувствовать себя скованно и стесненно в торжественных интерьерах дворцовых покоев, а ныне музейных залов, что, в свою очередь, помогло бы ему в непростом деле общения с высоким и прекрасным. Вот так однажды и возникла в Кадриорге Дворцовая школа, говорить о которой мы будем с гостьей нашей рубрики — искусствоведом, магистрантом отделения истории искусств Таллиннского университета, а по совместительству дворцовой дамой Эвелиной Ведом.



— Эвелина, собственный опыт посещения музеев в детстве подсказывает, что быть там раскрепощенным, громко разговаривать, не говоря уже о том, чтобы бегать, всегда строго-настрого запрещалось. Потому что музей – храм, святое место.

-Вот тут-то и кроется главный вопрос: как к нему относиться? Как к величине застывшей, холодной и безжизненной или как к делу живому. Нам кажется, что дети своим присутствием, гомоном, непосредственностью добавляют музейной торжественности тепла, жизни и пользы. И музей сразу становится еще нужнее и важнее.


— Согласятся ли с вами строгие смотрительницы, что стоят на охране тишины, порядка и буквы музейного закона?


— На самом деле дети их тоже в какой-то мере воспитывают, хотя смотрительницам иногда хочется охладить пыл хлопотных гостей, мол, руками не трогать, громко не топать. Мы же, в свою очередь, не устаем повторять ребятам, что они не просто посетители, а почти что искусствоведы, научные люди, потому говорить надо негромко, руки держать за спиной и не стесняться задавать вопросы дворцовой даме. Но это же все равно не исключает, что в музее дети должны чувствовать себя свободно и непринужденно. Между прочим, есть разница в том, как наблюдают за нашими занятиями местные посетители и иностранцы, которых в музее бывает очень много. То, чему они являются свидетелями в наших залах, вызывает у них восторг, гости фотографируют, интересуются, чем мы тут, собственно, заняты. И как здорово, говорят, то, что видят, и какие молодцы дети, и как красивы длинные платья старинных покроев на дворцовых дамах.

Почти семь лет назад Дворцовая школа в Кадриоргском музее начиналась с нескольких занятий в месяц. О чем можно говорить сегодня?

— Сегодня наша школа — это более тысячи ребят от 5 до 11 лет, 60 групп, которые с октября по май в определенное время ежемесячно приходят в Кадриорг на занятия по определенной теме. Если об основной схеме, то в Дворцовой школе четыре класса, то есть посещать занятия ребята могут 4 года подряд. Но этим ничего не заканчивается, ребята могут перейти в другую возрастную группу. Занятия для учеников основной школы сменяются занятиями для гимназистов. Первое занятие для младших, естественно, информационное – ознакомление с дворцом и теми, кто в нем в разное время жил. Сейчас для осмотра в Кадриорге открыты практически все, кроме служебных и подсобных, помещения. В 2000 году в музее завершился капитальный ремонт, а Дворцовая школа была учреждена уже в 2001-м.

— Какие темы казались интересными юным искусствоведам?

— Их много. В прошлом году мы сначала говорили о часах, о времени и летосчислении. Вспоминали, какие часы были в старину, как люди когда-то вообще определяли время, с чего все начиналось, что было, когда пришло время солнечных часов, механических. В коллекции Кадриорга есть немало часов, особенно ХVIII века, эпохи рококо – в деревянном корпусе, в фарфоровом, с использованием позолоты. С наступлением каждого декабря в нашу жизнь приходят праздники, в 2006 году темой декабрьских занятий было «Рождественское чудо», в минувшем – «Рождественская звезда», а в пришедшем январе мы говорим с ребятами о «Затейливой посуде». В наших витринах выставлено немало посуды, но занятия предполагают и знакомство с тем, что хранится в Серебряной кладовой. Там, конечно, руки обязательно надо держать за спиной. Кстати, на таких занятиях можно поговорить о том, как накрыть стол, в каком порядке расположить чашки и тарелки, ложки-вилки. Тут ведь важно, что в музее можно увидеть такие столовые предметы, которые не в каждом доме можно найти.

— Как обычно возникает тема месяца?

— Это вопрос одновременно и простой, и сложный. Вы можете быть человеком с неуемной фантазией, но придумать надо столько, что только одной чьей-то фантазией не обойтись. К сожалению, теперь отправилась в самое настоящее кругосветное путешествие наш куратор Карина Юхова, вот у кого всегда был просто фонтан идей…Но когда работаешь уже не один день, когда постоянно находишься в атмосфере происходящего, то идеи как бы витают, словно из ничего, из воздуха рождаются. Объяснить этого я не могу. Помню, был один урок, который меня почему-то не устраивал, что-то не складывалось. И однажды поняла, каким этот урок должен быть, поняла, когда услышала вопросы ребят, увидела, как они реагируют на происходящие события. Необходимо еще понимать, что дети не могут долго заниматься одним делом, они не терпят статичности, для них очень важна динамичность смены занятий. Так что в арсенале дворцовой дамы должно быть все — владение темой, игра, загадка, вопрос, надо, образно говоря, уметь неожиданно извлекать кролика из шляпы, ведь дети обожают сюрпризы.

— Сейчас, в январе, тема занятия – «Затейливая посуда». А о чем говорили в январе прошлого года?

— О «Великой родословной». Тогда у нас проходила выставка царских портретов, так что было самое время. У нас появился повод поговорить с ребятами о том, что такое вообще родословная, родословное дерево, и где оно растет — неужели в лесу или парке? Конечно же, нет, родословное дерево растет во времени, и всегда интересно знать о наших корнях, наших предках, знать, что такое наше родословное дерево и какими листочками и веточками растем на нем мы сами.

— Детишкам в дворцовой школе от 5 до 11 лет, а вы говорите с ними на такие серьезные темы. Как они чувствуют себя при этом?

— Мне кажется, что самым успешным, шикарным даже у нас был как раз урок «Великая родословная». Дети не просто на него приходили, а приглашались на аудиенцию к императрице.

Кому же досталась столь выигрышная роль?

— Она совсем не выигрышная, а очень даже трудная, знаю по собственному опыту, потому что императрицей Марией Александровной, супругой императора Александра II, выпало на уроке быть мне. Специально для этого случая было сшито замечательной красоты платье, ведь императрице полагалось отличаться от дворцовой дамы. Но перед тем, как предстать перед царственной особой, ребята совещались, о чем же будут говорить с хозяйкой дворца, и решили, что с ее разрешения зададут один-единственный вопрос: как стать царем, правителем? И вот входят они гурьбой и с порога спрашивают: Ваше Величество, как стать правителем? И узнают, что правителем, царем, королем становится старший наследник в царствующей семье. Я, рассказывала моя Мария Александровна, тоже была принцессой, а потом вышла замуж за наследника престола, а вы сейчас можете посмотреть на картины с изображением коронации, после которой наследник вступает в права царствования.
А потом мы играли в игру, в которой дети сами становились участниками коронации. Перед тем они как бы садились в кареты и вместе со всем двором отправлялись из Петербурга в Москву. В первопрестольной направлялись к Успенскому собору, где их ждали уже два стула-трона, бросали жребий и по нему выбирали царя с царицей. Их, как положено, короновали, после чего царица представляла всех членов своей семьи — мужа, его родителей, сестер, братьев, племянников, и постепенно на глазах ребят возникала одна из ветвей царского родословного дерева. Потом из специального ларца извлекались подлинные фотографии царской семьи, и мы спрашивали, кто на них по родству, а ребята отвечали – это жена, это муж, это их сын или внук. Угадать было легко, потому что только что об этом шел разговор.
Сложили по фотографиям царскую родословную, аудиенция закончилась, ребята отправляются в комнату-мастерскую, и теперь можно поговорить о собственной родословной, о своих родителях, бабушках и дедушках. Если с прабабушками и прадедушками дело обстоит сложно, то уж бабушек и дедушек дети любят, знают и помнят. И мы рисуем родословное дерево, на нем условные портреты-листочки мам, пап, себя, братьев, сестер…

— Слушаю вас и понимаю, что в одиночку такую игру не придумать и не провести, требуется немалое число авторов и исполнителей.

— Так и коллектив у нас не маленький, больше десяти специалистов. Всем делом руководит куратор образовательной деятельности Кадриоргского музея Энели Раал. Есть гиды — дворцовые дамы. С ребятами постарше занимается Пирет Сепп. Пока две трети посещающих нас детей – из эстонских школ, русских учеников значительно меньше, возможно, все дело в том, что на русском информации не так много, хотя есть и печатная реклама, и сайт в Интернете. Но то, что у русских ребят интерес к дворцовой школе тоже велик, я не сомневаюсь.

— Чем собираетесь удивлять после «Затейливой посуды»?

— «Пейзажем и морем». А в Музее Миккеля, нашем филиале, будем говорить о фарфоре, который нередко еще называют «белым золотом». А знаете, между прочим, какое занятие у детей самое любимое? «Капризы моды», когда говорим о моде разных времен. Спрашиваем тогда у мальчишек, не хотели бы они одеваться так, как одевались кавалеры в ХVIII веке — шелковые чулки, камзол в розах, красные туфли с пряжками и на каблуках, пудреный парик. Мальчики, неужели неохота так покрасоваться? И в ответ раздается: фу, какая гадость! Зато девочкам очень хочется выглядеть дамами XVIII века.

1 комментарий: